Регистрация

Константин Кравченко: «Сейчас перед нами открылось уникальное окно возможностей, которого раньше не было»

31 августа 2023 2773 0

О том, как построить единую систему моделирования бизнес-процессов, сколько потребуется времени и ресурсов для решения этой задачи и применении облачных технологий, Алексей Кравченко, председатель Совета Клуба 4CIO, и Евгений Попов, руководитель направления Энергетика компании Cloud.ru, поговорили с Константином Кравченко, заместителем Генерального директора по цифровой трансформации ПАО «Россети».

Константин Кравченко: «Сейчас перед нами открылось уникальное окно возможностей, которого раньше не было»

АК: Константин, вы рассказывали о необходимости построения единой системы моделирования бизнес-процессов как основы цифровой трансформации. Почему эта тема является одной из наиболее приоритетных? 

КК: Речь идет не только о системе моделирования бизнес-процессов, но и о построении единой корпоративной ИТ-архитектуры в масштабах Группы «Россети».

Если говорить в целом, то электроэнергетическая отрасль представляет разветвленную структуру с множеством участников рынка и многоуровневой системой взаимодействия. ИТ-ландшафт любой крупной организации с разветвленной структурой, и «Россети» здесь не исключение, представляет собой сотни и даже тысячи унаследованных систем. Они внедрялись в разные годы под разные задачи и часто плохо «стыкуются» друг с другом. Зачастую мы видим, что автоматизация отдельных бизнес-процессов происходит в отрыве от общей структуры: не учитывается их взаимосвязь и влияние на смежные процессы, возникают вопросы к качеству данных и способам их использования. В таком случае автоматизация отдельных процессов становится даже вредна, а каждое новое реализованное решение усугубляет ситуацию. Без устранения этой проблемы невозможно двигаться вперед.

Именно поэтому мы запустили в Группе компаний «Россети» инициативу по созданию системы моделирования единой корпоративной архитектуры – проект СМЕКА (Система  Моделирования Единой Корпоративной Архитектуры). Он  определяет методику, общие подходы к созданию и наполнению типовых бизнес-процессов, а также их описание в компаниях Группы «Россети». Это позволит связать все воедино, понять какой процесс с помощью каких программных и технических средств реализуется и что немаловажно – поддержать цифровую трансформацию компании и оказать системное взаимодействие импортозамещению существующих ИТ-решений.

Главное – обеспечить появление типовых процессов, моделей, лучших практик. При этом должна быть обеспечена преемственность: все, что сделано, должно быть сохранено в цифровом виде. Здесь же будут вноситься все изменения для обеспечения актуального состояния реализуемых решений. То есть система станет важной составляющей всего жизненного цикла проекта: с момента формирования требований до его разработки, внедрения и эксплуатации.

За счет такого подхода мы получим синергетический эффект и существенно сократим затраты на реализацию проектов. Сейчас однотипные решения могут внедряться и обслуживаться по-разному, поэтому при модернизации приходится обследовать каждый бизнес-процесс. Унификация избавит нас от этой работы в компаниях Группы, позволив сдержать рост стоимости новых проектов и сократить сроки их реализации.

Мы ожидаем, что создание такого комплексного и единого инструмента окажет влияние на отрасль в целом: по требованиям Минэнерго России наша ИТ-архитектура будет не только единая, но еще и «открытая». Это даст возможность создать понятный «язык общения» с рынком, который позволит разрабатывать оптимальные отечественные ИТ-продукты, успешно решать задачи импортозамещения, создать экспортный потенциал.

Константин Кравченко: «Сейчас перед нами открылось уникальное окно возможностей, которого раньше не было»

АК: Какой инструмент будет использован для решения такой масштабной задачи по построению единой корпоративной ИТ-архитектуры? 

КК: Решение планируется внедрять на отечественной платформе, для которой мы разработали свои правила описания процессов. Проанализировав различные отечественные и международные стандарты и практики, оценив их на полноту соответствия нашим требованиям, мы сформировали собственный набор элементов нового стандарта организации и нотации.

В настоящий момент на отечественном рынке готовых программных продуктов для таких задач, к сожалению, нет. Поэтому мы посмотрели, что у нас уже есть и внедрено, и на базе одного из таких решений приступили к развитию функциональности. Это программный комплекс Business Studio, который в последнем релизе, надеюсь, даст нужный нам функционал.

Если говорить более глобально про единую архитектуру, то необходимо отметить, что в электроэнергетике функционируют несколько миллионов объектов (на электростанциях, подстанциях, ЛЭП и прочих), информация от которых обрабатывается в нескольких тысячах информационных систем. Обмен данными в основном происходит с использованием интеграционных шин компаний Oracle, IBM, SAP и т.д., что создает серьезные риски для всей отрасли.

Подход, который мы предлагаем, позволяет не только устранить проблемы, связанные с разрозненностью данных, автоматизировать и унифицировать процессы и информационный обмен на базе единой модели электроэнергетического комплекса, но и обеспечить технологический суверенитет, исключить риски информационной безопасности на объектах критической инфраструктуры.

Для обеспечения стабильности и устойчивости бизнеса очень важно уйти от разного рода зависимостей: технологических, информационных, кадровых и т.д. Важно, чтобы все было задокументировано в типовом шаблонном формате, централизовано хранилось и обрабатывалось, чтобы обеспечивался непрерывный цикл работы системы. Система должна быть независима, это не только вопрос внешнего технологического суверенитета, но и внутреннего. 

АК: Сколько времени потребуется для создания такой системы? 

КК: В процессе формирования стратегии цифровой трансформации Группы компаний «Россети» мы сформировали 19 программ по 12 направлениям деятельности и получили портфель, состоящий практически из 300 проектов. Все эти проекты должны быть реализованы с помощью системы моделирования единой корпоративной архитектуры и бизнес-процессов, за счет результатов проекта СМЕКА.

С точки зрения готовности самой платформы, мы находимся на очень высоком уровне, стандарт организации по моделированию в настоящий момент уже проходит процедуру согласования. Более того, мы в этой системе начали работать в этом году. У нас будет определенный результат по итогам первого года, а за 3-5 лет – полностью описанная архитектура и процессы. В результате мы получим ту самую готовность к цифровой трансформации, о которой так много говорилось в последнее время. Речь идет о готовности с точки зрения данных, процессов, систем и инфраструктуры. Кроме того, будет полное понимание того, какие системы у нас есть, какими данными располагаем и что нам потребуется в будущем.

Уже сейчас одна из наших дочерних организаций смоделировала свои производственные процессы. Причем коллеги пошли дальше:  описали процессы организационной модели управления компании, сумев разложить и декомпозировать КПЭ, которые стоят перед организацией и сотрудниками, увязав их с КПЭ производственных процессов. С точки зрения задач цифровизации – это вторичная история, но она очень важна. Ведь, если вы понимаете сам процесс, значит, вы понимаете, как им управлять.

ЕП: Вы видите российских производителей решений, которые способны дать электроэнергетической отрасли нужный набор продуктов? 

КК: Вопрос импортозамещения возник еще в 2014 году. Мы понимали, что в случае определенных действий можем потерять управляемость, поэтому сосредоточились на вопросе: как обеспечить непрерывность бизнеса и стабильность производственных процессов в отсутствии доступа к системе. Это классическое управление рисками. Кто-то пошел дальше, и уже тогда начал готовить свои системы, кто-то – нет. Путь, который отрасль прошла за последний год, в разы насыщеннее и сложнее пути, который был пройден за предыдущие восемь лет.

Сейчас перед нами открылось уникальное окно возможностей, которого раньше не было. И эти возможности нужно максимально использовать. Только действовать нужно оперативно и скоординированно. Например, тот набор решений, который сейчас есть в реестре, поражает своим количеством: то вообще ничего российского не было, то сразу сотни разработок. Но если решение есть в реестре это не значит, что оно рабочее и подходит для решения задач бизнеса. Когда оказываешься один на один с этим решением и начинаешь с ним работать, понимаешь, насколько важна координация и консолидация. Если каждый будет жить по своей методологии, опять возникнет «зоопарк» только уже отечественных продуктов. Отрасль должна объединиться, тем более для этого есть все площадки: Ассоциация «Цифровая энергетика», Индустриальные центры компетенций, Клуб 4CIO наконец.

Есть ли какие-то готовые отечественные продукты сейчас? Я не отвечу, поскольку многие продукты сейчас тестируются и проходят апробацию. Но точно есть зачатки, из которых можно построить реальные системные решения. 

Константин Кравченко: «Сейчас перед нами открылось уникальное окно возможностей, которого раньше не было»

АК: Видите ли вы шанс применения облачных технологий в корпорации и индустрии в целом? И если да, то какой оптимальный выбор: частное или гибридное облако? И есть ли шанс у публичного облака? 

КК: Применение облачных технологий в корпорации, однозначно, да. Они показали свою состоятельность и эффективность. Страна большая, организаций много, облачные технологии позволяют эффективно использовать ресурсы и правильно их перераспределять.

Использование частных корпоративных облачных сервисов также возможно. Более того, мы их уже используем для решения некоторых задач и научились их защищать. Что касается гибридных облаков, то здесь необходимо определить перечень данных которых можно передать партнеру без ущерба своим производственным и бизнес-процессам, разработать четкие критерии облачной кооперации в рамках отрасли. И, кстати, здесь нам сможет помочь найти ответ проект СМЕКА, о котором я уже говорил.

При этом шансов на использование публичного облака, на мой взгляд, нет, потому что они несут в себе множество рисков информационной безопасности. Это попытки проникновения в наши системы и поиск уязвимых зон, всевозможные взломы и утечки.

Отдельный и самый сложно управляемый риск – это культура информационной безопасности сотрудников. К сожалению, многие из них все равно пытаются вставить различные флешки, перейти по непонятным ссылкам, неосознанно предоставляя доступ злоумышленникам. 

ЕП: Идеальный мир цифровой системы управления в ПАО «Россети» будущего — какой он?

КК: Он должен быть единым с точки зрения архитектуры, функционального наполнения, модели данных, справочников, системы поддержки принятия решений. Это должна быть единая система – оптимальная, удобная, функциональная. Мне видится эта история в четырех платформах: первая – бэк-офисная часть для сотрудников (почта, среда коммуникаций, справочник, личный кабинет и т.д.), вторая – технологическая, которая связана с эксплуатацией и обеспечивает контроль за состоянием элементов, планирует их техническое состояние и обслуживание, третья – коммерческий учет и все, что связано с продажей и логистикой электроэнергии, четвертая – корпоративная система, обеспечивающая финансовые, экономические, кадровые, юридические, закупочные и другие корпоративные функции.

Понятно, что мы должны построить эти платформы в едином ключе и единой архитектуре. Думаю, рано или поздно мы к этой модели придем.

Сначала было слово, но как только мы его визуализировали, сформулировали задач и переложили в портфель проектов, мы начали неотвратимо двигаться к намеченной цели.

АК: Мне было бы интересно послушать и мнение Евгения по некоторым вопросам, которые мы обсуждали —к примеру, о ситуации на рынке и топовых технологиях-драйверах развития индустрии и импортоопережения?

ЕП: Наш внутренний рынок растет и активно развивается в сферах технологий. Здесь очень важно стимулировать и поддерживать выпуск новых продуктов и создание платформ со стороны государства. Безусловно, российские вендоры имеют все необходимые ресурсы для достижения поставленных целей. 

Среди технологий, которые позволят продвигаться промышленности и энергетике, назовем искусственный интеллект, Edge Computing и квантовые технологии. Мы понимаем, что крупные игроки энергетического рынка не сразу будут использовать «облака» в полном объеме: здесь есть вопросы с информационной безопасностью и критической инфраструктурой, необходимостью утилизации собственных ресурсов. Но при всем этом в случае использовании гибридных и частных облачных решений открываются огромные возможности новых технологий и инструментов цифровизации – снимаются ограничения в ресурсах, появляются продвинутая и прогнозная аналитика, способные работать на уровне единого ИТ ландшафта всех подразделений крупнейших структур, позволяющие создавать автономные системы принятия решений в режиме реального времени, проектировать цифровые двойники, сводя к минимуму человеческий фактор.
Говоря о квантах и искусственном интеллекте, необходимо дать возможность компаниям переходить от экспериментальных продуктов к реальной интеграции в энергетическом секторе.

АК: А если обрисовать ваш взгляд в идеальное будущее 2035?

ЕП: В будущем мы надеемся увидеть практическое и повсеместное применение квантовых технологий в масштабировании и оптимизации бизнес-процессов. «Облака» никуда не денутся – они позволят развиваться другим ИТ-сферам и сохранят за собой позицию актуальной технологии на долгое-долгое время. 

Мы открыты ко всему, что позволит активно развиваться индустрии, особенно если речь идет о технологиях. Мы ставим перед собой цель стать технологическим партнером на пути к цифровизации отрасли.

Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы соглашаетесь с условиями Политики в отношении обработки персональных данных и даете согласие на обработку персональных данных