Регистрация

Внешние стимулы и верность принципам: как бизнесу сохранить ESG-повестку

21 апреля 461 0

Источник: РБК.

Российский рынок покидают западные инвесторы и компании, которые задавали ESG повестку. Отразится ли это на устойчивом развитии и как компаниям продолжать развиваться в этом направлении?

Тема устойчивого развития переживает непростые времена: те драйверы и стимулы, которые двигали повестку еще вчера, претерпевают существенные изменения. В рамках спецпроекта «Сколково. На связи» эксперты обсудили, какие меры могут поддержать развитие отечественного ESG и почему бизнесу не стоит забывать о его принципах даже в периоды турбулентности.

Андрей Шаронов, руководитель «ESG-Альянса»: Сейчас нужно избегать двух крайностей. С одной стороны, не нужно перечеркивать все, что уже сделано. С другой — не стоит делать вид, что ничего не происходит и декларировать, что все будет продолжаться так же, как и раньше. Думаю, и то, и другое неправильно с точки зрения интересов и компании, и граждан, а также страны.

В ситуации, когда многие инфраструктурные организации ушли или временно отказались от сотрудничества с российскими компаниями, возникает вопрос, как восполнить этот пробел, чтобы компании, решившие продолжать свое движение в повестке ESG, могли иметь инфраструктуру, связанную с отчетностью, со стандартами, рейтингами, рэнкингами и так далее.

Это задача всего профессионального сообщества. Одним из главных вызовов для «ESG-Альянса» я вижу восполнение этой инфраструктуры, причем в такой форме, чтобы это не было чем-то абсолютно доморощенным, что потом нужно будет долго переводить на международные языки. Но при этом было бы национальным и могло вести достаточно автономное существование.

Иван Тополя, руководитель Комитета по интегрированной отчетности: Мне кажется, в мире не существует страны, в которой применяются исключительно международные подходы. В большинстве развитых стран существует ориентация как на международные глобальные практики, так и на существуют локальные подходы, которые, безусловно, учитывают национальные интересы.

Соглашусь, что надо исключить крайности и посмотреть на вопрос сегментировано: каким образом нам подойти к работе в каждом из блоков? Стоит ли создавать отечественный стандарт, например, в области раскрытия и в области устойчивого развития? Возможно, в целях обеспечения единства метрик, которые будут увязывать достижения организации с контекстом национальных целей развития, это хорошее решение. Его будет дополнять работа по созданию национальных метрик, рейтингов. Например, отстраиваясь от единой системы показателей, привязанных к национальным целям развития, мы фактически не локализуем, а адаптируем принятые международные практики.

За неимением сформировавшейся практики, российским компаниям в настоящее время имеет смысл готовить отчеты в соответствии с международными требованиями. Но здесь важно иметь в виду следующий момент: в прошлом году ЦБ выпустил рекомендации по раскрытию нефинансовой информации публичными акционерными обществами, и это как раз наилучший момент, когда можно применить эти рекомендации. Потому что они, во-первых, учитывают потребности нашей страны, а во-вторых, основаны на ведущих международных практиках, таких как JRI, SASBI, CDP, CDSB.

Светлана Бик, руководитель экспертно-аналитической платформы «Инфраструктура и финансы устойчивого развития»: Локализация стандартов уже идет, и рекомендации Центрального банка в области отчетности — пример локализации лучших стандартов. Центральный банк в прошлом году принял 10 рекомендаций, которые фактически служат цели локализации.

Второй важный момент — это потенциал внутренней рейтинговой системы. У нас сейчас пять активных игроков: АКРА, RAEX, «Эксперт РА», Национальное рейтинговое агентство и НКР. Сегодня нужно эти процессы поднимать на более серьезный национальный уровень и, конечно, обязательно жить в системе координат. Задачей нынешнего года будет создание системы координат, в которой компании могут сопоставляться, отчитываться, и поддержка ESG-повестки в том числе за счет этого каркаса.

Ирина Бахтина, директор по устойчивому развитию «РУСАЛ»: В экспертном сообществе звучит вопрос о том, на каких аспектах ESG сейчас желательно остановиться. Это происходит на фоне того, что «РУСАЛ» на сегодняшний день уже в финальной стадии согласования проекта стратегии устойчивого развития до 2030 года. В нем, безусловно, предусмотрены приоритетные проекты, как адаптационные, так и трансформационные, по всем трем аспектам ESG — экологическим, социальным и управленческим.

Этот вопрос от коллег периодически ставит меня в тупик, и для ответа на него имеет смысл вспомнить истоки: откуда взялась концепция устойчивого развития, частью какой другой большой бизнесовой теории она являлась.

Она являлась и является частью теории стейкхолдеров, в которой четко говорится, что организация, занимаясь устойчивым развитием своего бизнеса, пытается отвечать на запросы, нужды, потребности разных заинтересованных сторон. И среди них, кстати говоря, не только сотрудники, поставщики или потребители, а еще и будущее поколение тех самых сотрудников, поставщиков, клиентов.

Выбросить одну из частей этого уравнения представляется несколько странным, потому что устойчивое развитие в любом случае про то, чтобы слышать эти заинтересованные стороны. Не только инвесторов, не только европейских клиентов, которые в какой-то момент могли утратить интерес к этой теме в контексте российского бизнеса. Помнить о заинтересованных сторонах, которые нас окружают, и которых мы своими действиями можем затрагивать как в позитивном, так и в негативном контексте.

Поэтому, безусловно, происходящее сегодня — это усиленный диалог с этими заинтересованными сторонами, попытка услышать, посмотреть, что изменилось с точки зрения их ожиданий. И, насколько мы видим, такие проекты в экологическом аспекте ESG, как, например, качество атмосферного воздуха и наше участие в федеральном проекте «Чистый воздух», не только не теряют своей актуальности, а напротив, вызывают очень серьезный резонанс.

Будущее ESG-проектов в России

Ирина Бахтина: Для горнодобывающей металлургической промышленности на первом месте всегда охрана труда и промышленная безопасность. Потом — проблематика производственных отходов, климат, качество воздуха и так далее. Над решением этих вопросов нужно будет работать с использованием уже расширенной локальной инфраструктуры либо же с новыми стандартами, которые нуждаются в появлении локальной регуляторики.

Особенно болезненно сейчас воспринимается история с уходом или отказом выходить на российский рынок международных верификаторов по таким проектам. Поэтому есть запрос на поддержку со стороны регулятора: ожидание ускорения или интенсификации тех усилий по тем ключевым национальным или локальным стандартам, которые должны появиться, и сохранение или улучшение условий господдержки и субсидирования ESG-проектов.

Сегодня пересмотр взаимодействия с поставщиками и сроков поставок может серьезно повлиять на уже существующие планы мероприятий, поэтому поддержка со стороны государства со стороны регулятора крайне важна.

Андрей Шаронов: Перефразируя поэта, «если ESG-повестка двигается, значит, это кому-нибудь нужно». Нужно понимать, что компании оказались в очень сложной и необычной ситуации. И, конечно, в условиях ограничений ресурсов и обострения текущих проблем, связанных с самим существованием бизнеса, у них сужается круг возможностей, им приходится выбирать самые важные вопросы.

Возникает вопрос стимулов. Почему они должны выбрать повестку ESG, или почему они должных сохранить S или G. Мы знаем, что ESG и вообще повестка устойчивого развития содержит как материальные, так и моральные компоненты, и этический компонент очень важен. Но материальная повестка тоже существует. «Я занимаюсь этим, потому что без этого меня не пустят на рынки, не дадут финансирование, а через некоторое время освистают мои потребители, которые перестанут покупать товар и проголосуют ногами».

В ситуации, в которой оказались российские предприятия, для некоторых из них значимость материальной повестки сжалась. Они не могут сейчас идти на экспорт, они приостановили программы с новыми продуктами, есть определенные послабления в экологических требованиях. В этом смысле, на мой взгляд, правительство должно оставить какие-то материальные стимулы, которые скажут предприятиям, что это важно.

Важно не утратить стимулы, чтобы компании не решили, как в одном детском фильме, что «сегодня проверки не будет, зубы можно не чистить». Это не наш вариант, зубы нужно чистить просто потому, что это элемент здоровья. И ESG нужно заниматься потому, что это основа устойчивости самой компании, основа ее морального климата. Как можно разговаривать с работниками, если сказать: «Ребята, все. На несколько месяцев эту повестку убираем, нам есть, чем еще заняться». А потом опять придут проверяющие, нужно будет предъявлять «чистые зубы». Это разлагает людей, они начинают понимать, что это не внутренняя повестка, а «на продажу»: клиенту, банкам, регуляторам. Поэтому правительство и другие организации должны создавать стимулы постоянно, чтобы люди знали: на это есть серьезный, глубокий, не формальный спрос.

Внешние стимулы к сохранению ESG-повестки

Иван Тополя: Первый шаг, который следует сделать, — это посмотреть на повестку устойчивого развития и вопросов ESG не как на обособленную сущность, а как на некий аспект, который встроен в регулярную деятельность организации. И в этом плане компаниям будет проще как воспринять философию устойчивого развития и реализацию принципов ESG, так и находить фондирование для таких проектов.

Второй момент — в компании должны остаться элементы корпоративного управления, такие как соответствующие комитеты при совете директоров, подразделения, которые занимаются координацией повестки в компании. Но их функция скорее в сведении и транслировании этих ценностей, нежели чем в изолированной реализации проектов по линии ESG.

Одной функций ESG-альянса является как раз координационный аспект. Мы в конце марта встречались в РСПП и много говорили об объединении усилий. На это можно посмотреть, например, через призму академических программ, которые дают вузы. Сейчас нужно переходить от универсальных программ, связанных с общим погружением в тематику устойчивого развития ESG, к отраслевым и функциональным программам.

Поиск фондирования

Андрей Шаронов: В макроэкономике с инфляцией за 20%, наверное, вообще приостанавливается инвестирование, поскольку стоимость фондирования таких проектов становится слишком высокой. И я думаю, что в каких-то ситуациях нужно признать, что проекты будут отложены до лучших времен. Либо же мы возвращаемся к теме стимулирования государством — сейчас есть программы, когда государство субсидирует процентную ставку, делая ее посильной, а Центробанк даже нашел фондирование для малых и средних компаний. Обычно все-таки правительство субсидирует ставку, а тут Центробанк нашел источник фондирования для коммерческих банков, которые выдают из этого объема кредиты малым и средним компаниям.

Возможно, нужно пытаться стучаться в эти программы поддержки, предъявлять свои программы и доказывать, что они актуальны для компании, для повестки ESG. Это национальная повестка, это уже не выбор одной компании. В прошлом году утверждены программы, которые говорят о том, что Россия переходит на низкоуглеродную экономику, предусмотрены нулевые выбросы к 2060 году. Потенциально компания может получить поддержку, которая сделает возможным финансирование проектов при такой инфляции.

Приверженность ESG сегодня как вклад в репутацию

Андрей Шаронов: Если компания борется за выживание, то это важнее, чем демонстрация приверженности ESG-повестке. Если же бизнес может себе это позволить, последовательное поведение важно, чтобы показать инвесторам, глобальным партнерам: несмотря на то, что компания не могла подавать отчетность, она делала это. Такое поведение вызывает уважение и доверие, которое всегда оценивается финансовыми партнерами, будь то покупатели, кредиторы, акционеры, инвесторы. Поэтому компании должны подумать о том, что на всех посмотрят, как они вели себя в этот кризис. Если они действительно покажут, что не просто сохраняли места, а следили за выбросами, меняли технологии, как и обещали раньше, это воздастся.

Светлана Бик: Мы живем в такие времена, которые случаются не каждое столетие. И те компании, которые пройдут через них с повесткой ESG, получат фантастический опыт и инъекцию устойчивости. Они, оставаясь в этой повестке, смогут настолько предельно эффективно выстраивать процессы, тогда как те, кто этого не сделает, в новой экономике потеряют огромную конкурентоспособность, потому что с ними рядом будут работать компании с совершенно другим опытом.

 

Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы соглашаетесь с условиями Политики в отношении обработки персональных данных и даете согласие на обработку персональных данных