Регистрация

Болоту штормы не страшны

26 сентября 270 0

Источник: ComNews.

За последний год стало известно о приобретении сразу трех крупных российских софтверных компаний иностранцами. Новые собственники появились у Transas, Parallels и Luxoft. Хотя нельзя однозначно оценить M&A как положительное или отрицательное явление, тем не менее, это сигнал руководству страны - отечественные разработки достигли мирового уровня и стали ценным ресурсом. Поэтому задача государства должна свестись к обеспечению такой среды для собственника актива, чтобы выбором была не продажа иностранному инвестору контрольного пакета, а развитие бизнеса самостоятельно через привлечение инвестиций на долгий срок. Однако пока мы больше наблюдаем жонглирование лозунгами о том, как сильно государство заинтересовано в отечественных высокотехнологичных разработках и стартапах.

За последний год стало известно о продаже сразу нескольких крупных российских софтверных компаний зарубежным корпорациям. Новые собственники появились у Transas, Parallels и Luxoft. В конце 2018 г. стало известно о том, что компанию с российскими корнями Parallels купила канадская Corel Corporation. В прошлом году о приобретении Transas объявил финский машиностроительный концерн Wartsila. А 14 июня 2019 г. американская ИТ-компания DXC Technology сообщила о завершении сделки по покупке Luxoft.

Несмотря на произошедшее за последний год приобретение сразу трех крупных российских ИТ-компаний иностранцами, большинство опрошенных ComNews представителей российской софтверной отрасли вовсе не считают это тенденцией. Тем не менее такие события, как минимум, заставляют задуматься, почему происходит поглощение технологических компаний. Как объясняет генеральный директор ИВК (АО "Информационная внедренческая компания") Григорий Сизоненко, во-первых, приобретатель пытается усилить собственные компетенции. Во-вторых, он может стремиться войти на рынок, на котором приобретаемая компания имеет авторитет у потребителей. И, в-третьих, перечисляет Григорий Сизоненко, покупка нужна для того, чтобы "убить" конкурента.

Однако пока отечественная ИТ-отрасль расходится в оценках такого явления, как поглощение российских компаний зарубежными. "Каждая покупка будет способствовать тому, что вольются деньги, появятся технологии, а стартап получит новый виток развития. Поэтому сделки сейчас и в ближайшие 10 лет являются положительным знаком для ИТ-индустрии нашей страны и самих специалистов. Вероятнее всего сотрудники останутся работать на территории России, будут приносить налоги, получать более высокие зарплаты и т.д.", – полагает CEO Auriga Вячеслав Ванюлин. По его словам, в любом случае новый собственник не будет покупать компанию с целью ее закрытия.

С другой стороны, если компания приобретается только ради конкретной экспертизы, know-how, которое потом полностью перенимается и продолжает развиваться уже собственным персоналом покупателя за пределами России, с минимальным развитием или даже стагнацией первоначальной команды, то, безусловно, это негативное явление, замечает заместитель генерального директора EPAM Юрий Овчаренко.

На вопрос о том, должно ли государство предпринимать протекционистские меры для того, чтобы уберечь себя от оттока технологий на Запад, все опрошенные ComNews специалисты единогласно заявили о том, что любые ограничительные или запретительные меры принесут только вред. Задача государства заключается в том, чтобы обеспечить такую среду для собственника актива, чтобы выбором была не продажа иностранному инвестору контрольного пакета, а развитие бизнеса самостоятельно через привлечение инвестиций на долгий срок, указывает глава Sibedge Александр Калинин. "Мы говорим и про дешевые деньги, и про венчурный рынок, и про достаточность ИТ-специалистов, и про налоговые преференции, в частности НДС, который является "гильотиной" для сервисных ИТ-компаний", - перечисляет он.

Пока мы больше наблюдаем жонглирование лозунгами о том, как сильно государство заинтересовано в отечественных высокотехнологичных разработках и стартапах. Буквально на минувшей неделе министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Константин Носков с трибуны 19-ой ежегодной инвестиционной конференции Американской торговой палаты (AmCham) в России заявил о том, что несколько западных компаний монополизировали мировой ИТ-рынок, поэтому Россия должна разрабатывать отечественное ПО для защиты от этой монополии (см. новость ComNews от 20 сентября 2019 г.). Пока эти слова мало подкреплены реальными действиями и деньгами.

Если отдельно рассматривать финансовую сторону вопроса, то, например, западная культура стартапов уже достаточно давно существует благодаря подпитке венчурными инвестициями. Зарубежные фонды готовы к тому, что в лучшем случае 1 из 10 проектов может выплыть, и тогда 9 утонувших полностью окупаются. Мы видим, как стартап за стартапом проводят раунды инвестиций и привлекают десятки-сотни миллионов долларов в проекты. Конечно, не всем суждено повторить судьбу мессенджера WhatsApp и в конечном итоге продаться Facebook за $21 млрд, тем не менее штурмовать пороги инвесторов стоит. Справедливости ради стоит упомянуть о том, что в России также есть площадки, которые работают со стартапами. К таким можно отнести Фонд "Сколково", РВК ("Российскую венчурную компанию"), ФРИИ ("Фонд развития интернет-инициатив"), Фонд содействия инновациям и др. Однако российские фонды вкладываются осторожно, не слишком щедро и охватывают далеко не все отрасли экономики.

Если говорить о серьезных инвестициях в инновации, то их могут позволить себе преимущественно компании с госучастием. Речь идет о таких гигантах, как "Газпром нефть", Сбербанк, Ростех, "Ростелеком" и пр. Однако инвестиции от госкомпаний и от венчурных фондов - далеко не одно и то же. Если в технологию инвестирует независимый венчурный фонд, то она доводится до ума и становится доступной на рынке. Это означает, что ее в равной степени имеют право купить все желающие. Тогда как отдельно взятая корпорация не заинтересована инвестировать в направления широкого профиля, поэтому после вложений условного Сбербанка вполне логично, что технология начнет "заворачиваться" под задачи банка. Она, может быть, окажется хороша, но будет монополизирована одним игроком, и рынок ее не получит. Велик и риск того, что без апробации открытым рынком такой продукт окажется ущербным.

Тем не менее стимулирование российских компаний к приобретению перспективных стартапов, команд и предприятий является хорошей практикой, полагает руководитель Artezio Павел Адылин. Так, директор по продукту ГК Astra Linux Роман Мылицын, предлагает рассмотреть возможность создания корпоративных платформ или публичных площадок, на которых российские ИТ-компании могли бы взаимодействовать не только друг с другом, но и с заказчиками решений. "Это место, где могла бы быть аккумулирована информация о новых технологиях, и куда бы мог прийти российский крупный заказчик, "пробежаться" по списку и выбрать решение", - пояснил он.

Однако ситуация с M&A не всегда бывает радужной для сторон сделки и часто сопровождается неэтичным поведением участников процесса. Источник ComNews в ИТ-отрасли обращает внимание на то, что некоторые крупные компании – как иностранные, так и российские, – считают возможным нарушать правила ведения честного бизнеса: объявлять тендеры на разработку, затем вести переговоры, выделять ключевых людей в компаниях-претендентах и в итоге перекупать их. Ошибочно считая, что таким образом они укрепляют рынок за счет конкуренции и усиления своих позиций, они на самом деле обедняют его, фактически разваливая средний и малый бизнес, и крадут технологии. Причем собеседник ComNews уверяет, что крупный бизнес приобретает стартапы даже не для того, чтобы какую-то технологию получить и развить, но для получения специалистов необходимой квалификации. "Это монополизирует рынок, перекрывает дорогу каким-то действительно интересным перспективным решениям и в конечном счете, проигрывает от этого конечный потребитель", - сетует он.

"Такой метод хантинга программистов стартапов реально существует, - подтверждает председатель правления компании SPIRIT Андрей Свириденко. - У одной моей компании "Яндекс" похожим образом (под видом конкурса на закупку лицензий) сманил целую команду разработки в области компьютерного зрения – и нам не заплатил. Моя компания после этого закрылась, благо другие компании у меня еще были", - не скрывает он. По его словам, то же самое делает Mail.ru Group, Huawei и др. "Агрессивное поведение HR больших компаний по отношению к небольшим технологическим стартапам - это способ их убить", - негодует Андрей Свириденко. В плане M&A американцы ведут себя гораздо честнее, чем большие российские и китайские компании, отмечает предспедатель правления SPIRIT. Они не только предлагают справедливую цену за продукт, но и готовы создавать желаемые для специалистов условия.

Впрочем, США с большой настороженностью смотрят на происходящее в России. Американские инвесторы вздрогнули в феврале, когда против основателя Baring Vostok Майкла Калви возбудили уголовное дело. На прошедшей на прошлой неделе конференции AmCham в Москве всех эта история очень волновала, поскольку для присутствовавших она – лакмус. Если крупнейшему на рынке РФ иностранному венчурному фонду "ставят палки в колеса", очевидно, что другим вкладывать деньги в российские технологии вряд ли стоит. И без того бедный отечественный венчурный рынок рискует скоро дойти до того, что начнет "скрести лапой по дну".

Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы соглашаетесь с условиями Политики в отношении обработки персональных данных и даете согласие на обработку персональных данных