Регистрация

Роскомнадзор против Telegram: четыре развязки

9 мая 231 0

Напомним, 13 апреля судья Таганского суда Юлия Смолина удовлетворила ходатайство Роскомнадзора о блокировке мессенджера Telegram (разработчик - Telegram Messenger Ltd.) и постановила ограничить доступ к нему, а также удовлетворила ходатайство Роскомнадзора о немедленном исполнении решения суда. Роскомнадзор внес в реестр запрещенных домены и IP-адреса серверов компании 16 апреля. Иск о блокировке был подан Роскомнадзором после того, как Telegram отказался предоставлять ключи шифрования Федеральной службе безопасности России (ФСБ).

Пока попытки Роскомнадзора выполнить решение суда едва ли можно назвать успешными. Для ухода от блокировки Telegram начал использовать IP-адреса различных облачных сервисов, таких как Google Cloud, Amazon Web Services, Microsoft Azure и др. Каждый раз, когда Роскомнадзор вносил новые IP-адреса в реестр, мессенджер переходил на другие. По этой причине ведомство стало вносить в реестр целые пулы IP-адресов хостинг-провайдеров. Поэтому проблемы начали испытывать сервисы, не имеющие к мессенджеру отношения. Например, 27 апреля в реестр запрещенных ресурсов на несколько часов попали IP-адреса "ВКонтакте", "Яндекса", Twitter и Facebook. На проблемы в работе из-за массовых блокировок IP-адресов жаловались и другие интернет-компании.

Более того, как минимум одна из компаний, считающих себя пострадавшей, уже подала в Арбитражный суд Москвы иск с требованием взыскать с Роскомнадзора 5 млн рублей из-за блокировки Telegram. По данным представителей истца, веерные блокировки сторонних ресурсов помешали инвесторам зарегистрироваться на сайте компании.

В итоге к настоящему моменту Telegram (пускай и не без кратковременных перебоев в работе) продолжает оставаться доступным для пользователей в России. Редакция ComNews предполагает четыре возможных варианта развития событий в противостоянии Telegram и Роскомнадзора.

Вариант 1: "Апокалипсис сегодня"

Роскомнадзор не остановится в стремлении заблокировать Telegram в России и будет продолжать искать технические и иные возможности реализовать блокировку. И рано или поздно может преуспеть в этом.

Например, как на днях заявлял заместитель руководителя Роскомнадзора Вадим Субботин, регулятор продолжает вести диалог с магазинами приложений Google Play и AppStore по поводу удаления опального мессенджера с их электронных торговых площадок. Положительных результатов пока нет, но ведомство продолжает разъяснять свою позицию, направляет компаниям решение суда. Кроме того, по словам Вадима Субботина, Роскомнадзор провел блокировку 50 VPN-сервисов и прокси-серверов, которые были созданы специально для обхода блокировок Telegram.

Кроме того, как сообщали СМИ, советник президента России по развитию Интернета Герман Клименко предложил разработать специальный софт, который поможет обеспечить бесперебойный доступ к тем ресурсам, которые не должны пострадать в ходе блокировки мессенджера Telegram. Он предложил сделать белый список и "положить его сверху реестра блокировок Роскомнадзора". "Берется OpenVPN - это VPN только к пулам IP-адресов ресурсов из белого списка. Задача при этом - удостовериться в том, что белый список достоверен, добросовестные ресурсы не используют IP-адреса, которые одновременно использует Telegram, и распространение этого софта бесплатно", - объяснил он и уточнил, что белый список может работать по механизму, схожему с блокировкой противоправных ресурсов, но в обратном порядке.

Это только пара примеров, но вектор действий Роскомнадзора понятен. Регулятор уже не может остановиться на полпути, не может признать невозможность довести дело с блокировкой Telegram до конца. И вопрос тут шире, нежели противостояние Роскомнадзора и Telegram: речь идет о том, что власть как система управления (в данном случае в лице отраслевого регулятора) не может себе позволить отступить, поскольку это будет означать, что система власти - не всесильна, что даст дополнительные козыри в руки тем, кто власть критикует.  

На то, что первые действия регулятора с веерными блокировками были скорее неудачными, можно посмотреть и с иной стороны. Роскомнадзор получил опыт, пускай и негативный, и теперь точно знает, как делать не стоит. Регулятор будет менять тактику, будет искать возможности и инструменты. И в итоге найдет способ если не заблокировать Telegram полностью, то по крайней мере сделать доступ к нему и саму работу мессенджера настолько неудобными, что это в конце концов сделает Telegram фактически непригодным для использования.

А наработанный в ходе процесса блокировки Telegram опыт (как в технической части, так и в иных аспектах) Роскомнадзор в дальнейшем сможет использовать в случае возникновения аналогичных ситуаций с другими мессенджерами и иными онлайн-ресурсами. Понимание того, что у регулятора есть готовый инструмент, "обкатанный" на Telegram, может привести к тому, что другие ресурсы и площадки станут более сговорчивыми.

Вариант 2: "Иван Васильевич меняет профессию"

Возможно, итогом противостояния Роскомнадзора и Telegram станет отставка нынешнего главы Роскомнадзора Александра Жарова. То, как развивается история с блокировкой, привлекает к себе много общественного внимания и пока не добавляет популярности Роскомнадзору.

Если ситуация продолжит накаляться без очевидных успехов со стороны регулятора, в какой-то момент "на самом верху" могут решить, что выгоднее снизить градус противостояния за счет кадровых перестановок. Как зачастую делается в государстве, ответственных за ту или иную ситуацию проще назвать поименно и показательно наказать, нежели думать о том, как менять подходы или систему в целом, если она не работает эффективно.   

Вариант 3: "Последний из могикан"

Неуклюжая попытка закрыть Telegram может и вовсе стереть Роскомнадзор с карты регулирующих органов РФ. Тем более что войну Роскомнадзора с Telegram критикуют даже в профильном министерстве - Минкомсвязи. И, коль скоро технически заблокировать Telegram Роскомнадзор не смог, зато попортил нервы и бизнес множеству сторонних и законопослушных онлайн-ресурсов, выходом из этой истории и может быть закрытие самого Роскомнадзора.

8 мая в России ожидается назначение нового правительства, и некоторые министерства, федеральные службы и агентства могут быть реорганизованы. Начав борьбу с ветряной мельницей под названием Telegram, глава Роскомнадзора Александр Жаров невольно вывел свое ведомство в центр внимания высших лиц государства. И в ИКТ-отрасли уже пошли разговоры о том, нужен ли этот орган вообще.

В самом деле, контроль за исполнением операторами связи требований СОРМ успешно ведет ФСБ. Контролировать иные лицензионные требования, как это было раньше, уже не нужно: еще недавно представители Роскомнадзора проверяли каждого оператора телефонии - например, есть ли у него резиновый коврик около телефонной станции, но в эпоху софтсвичей и программно-определяемых сетей говорить об этом смешно. Принудительные расчеты электромагнитной совместимости (ЭМС), которые ведет Роскомнадзор для каждой операторской базовой станции или иного радиопередающего элемента (и которые обходятся телекоммуникационным компаниям в огромные деньги), также потеряли былую актуальность. Частоты, выдачу которых согласует Госкомиссия по радиочастотам (ГКРЧ), давно являются "чистыми" - ведь эта комиссия является межведомственным органом, который и призван учитывать интересы государственных пользователей радиочастотного спектра.

Самопровозглашенная Роскомнадзором функция контроля качества услуг мобильной связи также не стала серьезной деятельностью. Надзорное ведомство смогло лишь замерить параметры радиопокрытия вдоль федеральных автомобильных дорог, но это лишь небольшая часть общей картины: даже если говорить о контроле качества связи серьезно, люди хотят знать о качестве покрытия и в населенных пунктах, причем не столько outdoor, сколько в зданиях - торговых комплексах, бизнес-центрах, жилых домах. Высказанное Роскомнадзором пару лет назад на конференции "Спектр" намерение контролировать качество фиксированного ШПД так и осталось на словах, да и полномочий таких этой федеральной службе никто не давал.

Говоря о функциях, необходимость в которых отпала (если и была), можно вспомнить, как 25 февраля 2000 года премьер-министр РФ Владимир Путин подписал постановление правительства, отменившее разрешения на использование мобильных телефонов. А ведь до этого надзорное ведомство (тогда оно именовалось Госсвязьнадзор) в течение шести с лишним лет продавало такие разрешения всем новым абонентам сотовых сетей по $8 за бумажку. Если учесть, что к концу февраля 2000 года количество пользователей мобильных сетей в Росси превысило 2 млн человек, легко посчитать, что Госсвязьнадзор успел собрать с россиян $16 млн.

По сути, единственная серьезная функция Роскомнадзора - ведение реестра запрещенных сайтов. Но мартовские сбои в работе российского сегмента Интернета и провалившаяся попытка закрыть Telegram наглядно показали тупиковость блокирования для этих целей IP-адресов. Новую систему борьбы с интернет-ресурсами, содержащими запрещенную в РФ информацию, можно передать другой структуре - например, небольшому отделу в Минкомсвязи или Центральному НИИ связи (ЦНИИС), который хорошо зарекомендовал себя бесперебойным ведением федеральной базы данных перенесенных мобильных номеров (БДПН).

Вариант 4: "Арабо-израильский конфликт"

Противостояние Роскомнадзора и Telegram вполне может перейти в стадию "окопной войны" и продолжаться в режиме вялотекущего конфликта неопределенно долгий срок - как борьба Израиля с палестинскими борцами за независимость.

Если Роскомнадзор не найдет по-настоящему действенного способа ограничить использование мессенджера на территории России, то игра в "кошки-мышки" может продолжаться не один год. Регулятор будет максимально затруднять работу Telegram, мессенджер будет уходить от блокировок, оставаясь доступным как минимум для части самых упорных адептов.

Такая ситуация, кстати, вполне может помочь обеим сторонам "сохранить лицо". Роскомнадзор сможет регулярно отчитываться об успехах в блокировании возможностей доступа к Telegram и, со ссылкой на свои данные, говорить о непрекращающемся снижении количества пользователей этого сервиса. Telegram сможет продолжать говорить об успехах "цифрового сопротивления", давать команды запускать бумажные самолетики и опровергать информацию о снижении количества пользователей в России.

Если "игра в догонялки" станет марафонской дистанцией, то на первый план выйдет то, насколько качественно стороны будут рапортовать о своих успехах в медийном поле. Но это уже будет медийное противостояние, построенное по принципу "наше слово против вашего". То есть рядовой пользователь будет вправе сам выбирать, чьей информации доверять.   

Кстати, примеры подобного типа противостояния уже есть. Это, например, заблокированная в России соцсеть LinkedIn, доступ к которой тем не менее возможен для тех, кому она нужна. Или борьба с сайтами, содержащими пиратский контент. Их с каждым годом все меньше и меньше. Все меньше и меньше уже не первый год.

Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы соглашаетесь с условиями Политики в отношении обработки персональных данных и даете согласие на обработку персональных данных