Регистрация

Убрать ПКД нельзя оставить

4 мая 91 0

На прошлой неделе заместитель главы ФГУП "Почта России" Инесса Галактионова сказала, что по причине отсутствия финансирования приостановлена деятельность 15 тыс. пунктов коллективного доступа (ПКД) в Интернет, которые расположены в почтовых отделениях. Причиной стало то, что "Ростелеком" не продлил с "Почтой России" контракт, по которому почтовый оператор выступает агентом по обслуживанию ПКД в своих отделениях.

ПКД появились в России более 10 лет назад. В 2005 году в рамках проекта по оказанию универсальных услуг связи (УУС) по всей стране в населенных пунктах с количеством жителей от 500 человек начали открывать ПКД и устанавливать таксофоны универсального обслуживания. Пункты созданы для доступа жителей муниципальных образований в сеть Интернет.

В 2014 году Минкомсвязи реформировало систему универсального обслуживания: поправки в закон "О связи" установили, что оказанием УУС по всей стране должен заниматься единый оператор - он взял на себя обязательства по поддержке существующей инфраструктуры УУС, включая таксофоны и ПКД. Помимо этого, единый оператор стал ответственным за проект по устранению цифрового неравенства (УЦН), предполагающий организацию точек доступа к услуге ШПД в населенных пунктах с численностью жителей от 250 до 500 человек.
Единым оператором УУС стал "Ростелеком". Соответствующее распоряжение правительства вступило в силу весной 2014 года и было закреплено контрактом между "Ростелекомом" и Россвязью. Срок контракта - 10 лет.

Проект УУС/УЦН финансируется из резерва универсального обслуживания, на пополнение которого все операторы связи в стране ежегодно отчисляют по 1,2% выручки от оказания услуг связи. Однако в последние годы правительство периодически норовит использовать часть средств из этого резерва на иные нужды (что полностью противоречит статусу этого внебюджетного фонда), а "Ростелеком", как единственный оператор УУС, недополучает финансирование.

В середине 2000-х годов организация ПКД казалась своевременной и востребованной мерой: иные варианты интернет-доступа в малонаселенных пунктах отсутствовали. Но время идет, развиваются технологии, и вместе с этим меняется профиль потребления услуг. И ныне ПКД выглядят если не совсем древностью, то по крайней мере услугой, требующей модернизации.   

Глава Минкомсвязи в прошлом году отмечал, что смартфон стал использоваться для выхода в Интернет в 63% случаев. То есть очевидно, что мобильный интернет-доступ - будущее услуги ШПД. Казалось бы, вот он - повод распрощаться с ПКД в их нынешнем виде раз и навсегда. Но чиновники утверждали, что коллективный доступ в Интернет должен быть обеспечен всем. Еще в конце прошлого года государственные мужи высказывались о том, что совсем закрывать ПКД - неправильно: эти пункты необходимы, они-де являются точками входа в Интернет для малоимущих граждан, для людей преклонного возраста, для необученных пользоваться компьютером и Интернетом, для жителей глубинки.

Все здравомыслящие люди понимают, что такой тип услуг связи, как ПКД, давно устарел, но ни один представитель власти не решается сказать об этом открыто, а тем более закрыть рудиментарную услугу.
Тем временем проект ПКД умирает самостоятельно, регулируемый законом рынка: нет денег - нет услуги. На прошлой неделе Инесса Галактионова сказала, что по причине отсутствия финансирования приостановлена деятельность 15 тыс. ПКД, которые расположены в почтовых отделениях. Причиной стало то, что "Ростелеком" не продлил с "Почтой России" контракт, по которому почтовый оператор выступает агентом по обслуживанию ПКД в своих отделениях.

До недавнего времени в России функционировала 21 тыс. пунктов коллективного интернет-доступа. То, что три четверти из них приостановили работу по причинам экономического характера, - явный повод задуматься о том, нужны ли ПКД в нашей стране в том виде, в котором они существуют.

Столь же архаичной выглядит и вторая услуга УУС - уличные таксофоны. По итогам прошлого года в России их работает 147,7 тыс. При этом в конце прошлого года министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров называл таксофоны основным средством связи по программе УЦН. По его классификации, на втором месте по значимости в рамках программы УЦН - строительство волоконно-оптических линий связи (ВОЛС), а затем - ПКД.
Между тем встретить человека, разговаривающего по таксофону не только в городе, но уже и в небольшом населенном пункте или деревне, столь же сложно, как снежного человека. Немалая часть универсальных таксофонов вовсе не работают, да и таксофонные карты мало где продаются. 

В результате миллиарды рублей из кармана всех операторов связи России ежегодно идут на содержание никому не нужных ПКД и таксофонов. Но как бы ни был силен менталитет российского чиновника, боящегося брать на себя ответственность, время и технологии - намного сильнее. Хочется верить, что во власти найдется тот, кто открыто заявит о необходимости прекратить работу всех ПКД и "красных" таксофонов в стране. А сэкономленные деньги можно будет направить на реальное устранение цифрового неравенства, а еще лучше - оставить операторам: частные компании распорядятся этими средствами максимально эффективно, действительно во благо жителям России.