Регистрация

"Делать то, к чему лежит душа" - интервью с Ириной Ратиной

9 февраля 609 0

Антон Прасолов: Ирина, добрый день! Спасибо, что согласилась уделить нам время. Давай сразу начнем с интересующего всех вопроса: есть ли жизнь после ИТ?

Ирина Ратина: Здравствуй, Антон. Спасибо вашей команде за идею интервью. Ты знаешь, что задаешь мне самый популярный вопрос, который я слышу за последний год? При этом, надо сказать, что я не считаю, что ушла из ИТ-отрасли. Просто изменилась моя роль. Если раньше я была продавцом ИТ-решений, внедренческого консалтинга и ИТ-услуг, то сейчас я веду отдельные проекты, тесно связанные с моим предыдущим опытом. Например, я являюсь одним из организаторов Недели Российского Ритейла, где моей задачей является интеграция в бизнес-контент мероприятия максимально возможного количества ИТ решений, востребованных индустрией розничной торговли. Это очень интересная задача – ритейл традиционно потребляет огромное количество как универсальных, так и специализированных решений.

АП: Тогда предлагаю вернуться к началу твоей карьеры. С чего начиналась твоя работа в сфере ИТ? Как ты вообще оцениваешь свой карьерный путь в отрасли?  

ИР: С моей точки зрения, всем тем, с кем я начинала в отрасли, и мне в частности, очень повезло: мы наблюдали и продолжаем наблюдать процесс, когда информационные технологии с каждым годом усложняются в несколько раз - и при этом все быстрее интегрируются в бизнес. Мы оказались в этой истории с самого начала. Я уверена, что многие еще помнят время, когда компании использовали сравнительно примитивные учетные системы под DOS. ИТ технологии были очень простыми, очень прикладными, и это было каких-то пятнадцать лет назад. 

16 лет назад я начала свою карьеру в ИТ отрасли в Корпорации «Парус» - российском разработчике программного обеспечения. Продажи софта были довольно простыми: на любую выставку приходило большое количество клиентов, которым программы нужны были в первую очередь для того, чтобы печатать документы и выгружать необходимые данные в проверяющие органы. 
За прошедшие годы ИТ технологии совершили качественный скачок. То, что сегодня предлагается как базовый функционал для бизнеса, на порядок превышает возможности решений, существовавших в момент моего прихода в отрасль. Компаниям доступны совершенно новые бизнес- и инфраструктурные решения. Люди, работающие в ИТ, также выросли вместе с отраслью.

АП: А все-таки, у тебя были мысли о том, чтобы уйти из ИТ? Ты сначала поработала в российском разработчике, потом в крупном внедренческом консалтинге – у тебя в трудовой биографии значится компания БДО Юникон Консалтинг, затем, если я не ошибаюсь, были годы работы в Oracle и руководство отделом продаж в Samsung?

ИР: Ты знаешь, Антон, я проверила на собственном опыте - уйти из ИТ сферы невозможно. После ухода из Samsung я приняла предложение о руководящей позиции в другой сфере и на три месяца отключилась от отрасли практически полностью. Однако этот эксперимент продлился недолго; я довольно быстро поняла, что ИТ отрасль – это совершенно другой уровень возможностей для собственного постоянного развития. Дело не в последнюю очередь в потрясающем уровне людей, занятых в ИТ - отрасль выбирает самых умных, талантливых, адаптивных, системно мыслящих людей, прекрасно умеющих справляться с ежедневными вызовами. 

Я не вижу для себя будущего, где я смогла бы обходиться совсем без ИТ отрасли. Правда, о возвращении в более формальную позицию речи пока не идет. После очень динамичного и успешного проекта построения b2b подразделения в Samsung мне довольно сложно найти проект того уровня, который был бы мне настолько же интересен, которым бы я «загорелась». Да, я понимаю, что Samsung с точки зрения ИТ индустрии – это очень простой вендор, его невозможно сравнить с теми, кто предлагает, например, инфраструктурные решения. Тем не менее, когда Samsung решил заявить о себе как о поставщике ИТ-решений для бизнеса, наша команда очень быстро и эффективно вынесла его на «первую полосу». Когда ты прорабатываешь такую историю, после нее сложно найти что-то, что всерьез тебя зацепит.

В общем, уйти из ИТ невозможно, и ИТ никуда от тебя не уходит – мне, например, постоянно звонят люди из отрасли, просят что-то порекомендовать, с кем-то познакомить, проконсультировать… У нас большое и интересное сообщество ИТ руководителей ритейла, мы регулярно собираемся вместе. ИТ отрасль очень динамична, и неизвестно, в каком качестве мы с отраслью пригодимся друг другу завтра.

АП: Насколько я понимаю, в динамичную ИТ отрасль ты попала не в самом начале своей карьеры? Скажи, а это правда, что до прихода в ИТ ты работала психологом?  

ИР: Да. Если вернуться к самому началу, моя история выглядит следующим образом: буквально с детства я мечтала преподавать, потом эта мечта трансформировалась в то, чтобы получить профессию психолога. Начинала я с работы с детьми, была психологом, специализировалась на психокоррекции.

АП: А где ты работала? В учебном учреждении? И почему ушла?

ИР: Сразу после окончания института работала в школе, школьным психологом. Потом у нас в городе открылся большой центр по работе с детьми и родителями, и так как у меня на тот момент была крепкая профессиональная репутация, меня пригласили возглавить психологическое направление. Вот так я в двадцать с небольшим лет оказалась в роли человека, отвечающего за стратегическое развитие подразделения.

В то время большого количества профессионалов на рынке не было, мы многие вещи строили и развивали с нуля. Создали прекрасный центр психологической помощи, консультировали взрослых, работали с детьми, открыли направление психотерапии, выполняли интересные проекты для образовательных учреждений, предприятий, даже для силовых структур. Затем по семейным обстоятельствам мне пришлось переехать в Москву, а работать на новом месте психологом с точки зрения экономики процесса было по меньшей мере нецелесообразно. Именно тогда я прошла конкурс и попала в Корпорацию «Парус».

«Парус» я всегда вспоминаю с большой теплотой, это была компания с потрясающей рабочей атмосферой. И конечно, было нелегко, но очень интересно… 

АП: А почему ты пошла работать продавцом ИТ решений?

ИР: Антон, ты вряд ли помнишь то время… Компьютеры не были распространены так, как сейчас. Для меня как для психолога даже банальный вопрос распечатки бланков тестов был достаточно серьезным вызовом. Выручало то, что город был маленький и все друг другу помогали - все учреждения в городе, где был компьютер с принтером или ксерокс, были нашими друзьями исключительно из корыстных соображений :) Хорошо помню, как мы оказывали услуги по тестированию сотрудников вневедомственной охраны, и в договор, кроме денег, включили какое-то количество распечаток материалов! Дефицит был страшный, это же были девяностые…

Соответственно, когда я шла в ИТ-отрасль, я по факту была человеком, не умеющим включать компьютер. Конечно, я лукавлю, нажимать кнопку «Пуск» и печатать тексты в Word я умела, но о существовании и предназначении других программ я имела весьма смутное представление. Когда мне на обучении коллега, работавшая раньше на складе, объясняла: «Смотри, ну здесь все просто - счет, счет-фактура, накладная…», я впадала в ситуацию тихой паники и думала «О чем она говорит? Что такое счёт-фактура? Как взаимосвязаны эти три документа?!». К счастью, тогда бизнес-логика программных продуктов была гораздо проще, я быстро все освоила.

Конечно, мне помогло и то, что я всегда хорошо работала с людьми. В общем, в выборе направления деятельности я отталкивалась исключительно из собственных исходных данных. 
Я могу сказать, что мне очень повезло, что моя карьера началась именно в «Парусе», компании с совершенно другой стратегией, чем основной конкурент - 1С. «Парус» разрабатывал полноценный корпоративный софт, покрывая основные бизнес-процессы компаний, таким образом, я через некоторое время была хорошо образована и в бизнес-процессах, и в возможностях их автоматизации. Плюс, компания осуществляла собственную поддержку клиентов и оказывала внедренческий консалтинг – так что основы проектного менеджмента я тоже изучала в Парусе. 

Уходя из компании, я уже хорошо понимала, что хочу работать в мультивендорном внедренческом консалтинге, и следующий мой работодатель, BDO Unicon, предоставил мне такую возможность.
На тот момент в BDO была принята партнерская модель, подобная «большой четверке», и у партнеров был выбор, какие бизнес-решения предлагать своим заказчикам. Таким образом, я изучила и решения, и модели внедрения SAP, Oracle, Microsoft Axapta, оценила  разницу в подходах к внедрению, научилась продавать большие проекты. Немаловажно было и то, что мы участвовали в проектах во время их реализации, это был хороший опыт проектного менеджмента.

Из BDO Unicon меня «схантили» в Oracle, который вспоминаю с теплотой, потому что там работала потрясающая команда профессионалов, детально знающих решения в своих областях. Я многому научилась. Продажи, конечно, были сложнейшие – Oracle, мягко скажем, никогда не был в нашей стране лидером в нише бизнес-приложений, которыми я занималась, но и опыт был получен потрясающий.

В Oracle я очень четко поняла, что большие корпорации берегут свою прибыль, создавая для продавцов жесткие условия «либо продавай по нашим правилам, либо у тебя не будет продаж». Но продавец крупных B2B-продуктов, живущий на штучных, разовых сделках, заинтересован в своих клиентах. Поэтому свою задачу я видела как создание для своих клиентов условий для подходящих им отношений с вендором. Основной фокус должен быть на том, чтобы создать для клиента среду, в которой он сможет приобрести правильные продукты, по правильной цене, в правильной комплектации, с долгосрочным прозрачным видением затрат. Тогда получается тот самый win-win, про который большие компании говорят, на самом деле не подразумевая его в своей бизнес модели.

В общем, в Oracle я освоила правила работы в западных корпорациях. Затем Samsung очень удачно дополнил мои представлениями своей восточной корпоративной культурой.

АП: Действительно есть разница?

ИР: Разница колоссальная, особенно если учитывать, что Oracle - это B2B в чистом виде, а Samsung декларировал, что только развивает B2B, идет от B2C. Вообще, когда я работала в Samsung, создавалось ощущение, что B2B настолько противоречит культуре B2C компании, что в первую очередь менеджменту видятся только риски. Конечно, это мое личное мнение, и на самом деле дела могут обстоять совсем не так - я отталкиваюсь от своих впечатлений.

АП: Как ты вообще попала в Samsung? Тоже хедхант?

ИР: Я к тому моменту уже пять лет проработала в Oracle. Это изначально очень матричная компания, и ее матричность только росла с каждым годом, создавая неудобства как клиентам, так и продавцам решений. Компания управляет своей картой решений, как отдельными продуктами. В итоге каждый продукт на рынке представляет отдельный человек. Клиентам не очень импонировала ситуация, когда к ним по очереди приходят до 10+ сотрудников Oracle, каждый со своим проектом. В какой-то момент Oracle в очередной раз «перераспределил поляну», и мне стало совершенно неинтересно продавать эти кусочки.

И как только я задумалась о смене работы, меня позвали в Samsung. Были и другие предложения, но в них мне не хватало драйва. И тут появляется Samsung со словами «А у нас тут крутая задача - за несколько лет довести объем B2B до двадцати процентов в общем объеме продаж!». У Samsung на тот момент существовали трендовые продукты для коммерческого сектора - мобильные устройства, видеопанели, электронные ценники, и я понимала, что да, здесь можно сделать что-то действительно красивое.

АП: Чем в итоге запомнился Samsung?

ИР: Получила совершенно новый опыт подбора и руководства командой. Первой задачей было массово набрать с рынка людей, которые могут развивать B2B. Проект был достаточно рискованный, а входные требования к людям высокими. Мы смотрели людей, которых хотели бы взять в команду, и видели, что у них нет особой мотивации переходить к нам. Samsung тогда глобально набирал людей по всему миру, и постановка вопроса была простой: берем из HP, IBM, Oracle, других гигантов. Однако из этих компаний можно было набрать людей на уровень руководства, а на уровень ниже никто бы уже не пошел - «я продаю сложные продукты с консалтингом, а вы мне предлагаете продавать телефоны и телевизоры?..». 

Поэтому я быстро поменяла стратегию подбора, сделала ставку на людей, которые в первую очередь хорошо мотивированы, а работают в небольших ИТ-интеграторах или в смежных областях. Выучить их с учетом простоты продуктов мы могли самостоятельно. Подход себя оправдал.

Я была руководителем подразделения, которое росло взрывными темпами: в первый год мы выросли в пять раз, во второй - еще в три, на третий год пришлось падение курса рубля, однако мы опять показали рост в два раза. При этом команда бесконечно трансформировалась и переживала многочисленные организационные изменения без потери продуктивности! При этом, у меня постоянно было ощущение, что планы продаж в Samsung составлены просто ради красивых цифр. Коллеги из других компаний, с которыми мы обсуждали плановые бизнес-показатели, не верили, что их ежегодный план на отдел из десяти человек соответствует нашей ежегодной выработке на человека.

Из ситуации в Samsung выросла моя коучинговая практика. Я и раньше задумывалась, что хочется поработать в этом направлении - базовое образование у меня отличное, профиль подходящий, опыт работы с людьми огромный, есть понимание бизнеса на уровне процессов и системы. В Samsung за счет интенсивного развития и нехватки ресурсов пришлось заниматься развитием эффективности сотрудников, партнеров… В какой-то момент я начала работать с внешними запросами, и на этой основе вырастила ту коучинговую практику, которая существует сейчас. У меня в среднем четыре консультации по два часа в неделю, запросов гораздо больше, но я строго себя ограничиваю - коучинг энергозатратен. Невозможно поставить его «на поток» без потери качества работы. 

Мои основные клиенты - это руководители среднего звена и upper-middle. У них колоссальные нагрузки, они управляют большим количеством людей, отвечая за их работу перед руководством, таким образом, общаясь сразу на «два фронта». Список их дел не помещается в ежедневники и электронные планировщики. У них зачастую нарушен баланс работы и отдыха, и они больше уже не могут так жить… 

С точки зрения возраста людям, с которыми я работаю, обычно от 35 до 48 лет, и они либо подходят, либо уже находятся в ситуации, когда им в силу карьерного роста приходится выбирать между путем развития руководителя или эксперта. Обычно совместить повышение экспертизы с развитием руководящих навыков практически невозможно, на чем-то приходится сделать акцент, а от чего-то отказаться. Это очень сложный выбор для большинства из нас. Запросов много, запросы разные, коучинг – это бесконечно интересная история.

Мне очень комфортно работать с людьми из бизнеса, из ИТ - зачастую они не доверяют другим коучам, а я все-таки из этой же отрасли, «из системы», ко мне доверие есть. К тому же я веду специальный паблик «Коучинговый дневник» в Facebook, и люди читают о том, что видят и чувствуют вокруг себя каждый день.

АП: А какие у тебя планы на будущее? Что будет потом?

ИР: Никогда не задавалась вопросом «Что будет потом?». Когда я начала заниматься коучингом, я обнаружила, что большинство людей мыслят сценарно. Они пытаются удержать в голове три, пять, десять сценариев того, что будет потом, теряя на этом страшное количество энергии, да еще и постоянно проверяют и корректируют эти сценарии. Люди выгорают, постоянно создавая для себя запасные сценарии.
Что будет потом? Не знаю, у меня может быть все, что угодно. У меня крепкая связь с ИТ-экосистемой, и это большой плюс для меня, это дает свободу выбора. С другой стороны, я уже знаю, что я не смогу пойти работать туда, где мне неинтересно - ни за какие деньги. Хотя предложения поступают регулярно, и в общем-то неплохие с финансовой точки зрения. Но дело в том, что у меня в коучинге достаточно много менеджеров, у которых в ежемесячной зарплате шесть нулей, а они психологически и физически дошли до предела.
Мне уже очень повезло. ИТ-отрасль дала мне уникальный опыт, который я бы не получила ни в одной другой сфере. Я занималась и занимаюсь любимым делом, постоянно получаю новые знания. Я встретилась с огромным количеством потрясающих людей, знакомством с которыми я горжусь.

ИТ-отрасль дала мне потрясающую внутреннюю мобильность, поэтому я не могу сказать, чем буду заниматься дальше. Точно не брошу коучинг, буду получать дополнительное образование в этой сфере. Буду продолжать заниматься живописью. Знаю, что, в какой бы новой для себя экосистеме я ни оказалась, люди, о которых я говорила, останутся со мной. В остальном – ничего не загадываю. Обычно со мной происходит что-то хорошее: я всю жизнь жила в свое удовольствие, делала то, к чему лежит душа, и не делала того, к чему душа не лежит, и прекрасно себя чувствовала. Буду продолжать в том же духе.

АП: Спасибо за интервью! Что бы ты пожелала нашим читателям?

ИР: Вам тоже спасибо, мне всегда приятно сотрудничать с 4CIO, у вас много отличных проектов. Желаю и вам, и вашему сообществу развития и новых успехов!