Регистрация

"Конгресс - это способ взглянуть на мир вокруг другими глазами" - интервью с Дмитрием Алтуховым

21 сентября 2016 875 0

Беседовал Директор Управляющего офиса Алексей Кравченко.

АК: Ко мне часто обращаются с вопросом - кто же сейчас все-таки ИТ-директор Интер РАО? Расскажи про структуру ИТ-службы в компании.

ДА: Как и три года назад, я являюсь ИТ-директором группы «Интер РАО». По завершении первой части проекта централизации ИТ было принято решение о переходе к более традиционной модели управления. Как я уже рассказывал, на старте в управляющей компании «Интер РАО» ИТ-служба была представлена только мной, и все специалисты по ИТ, в том числе и отвечающие за ИТ-стратегию, за ИТ-контроллинг, были централизованы на базе дочерней компании «Интер РАО - ИТ». В начале этого года мы перешли к традиционной структуре, когда в ПАО «Интер РАО» был создан блок информационных технологий - поэтому сейчас моя должность называется «Руководитель блока ИТ», а не ИТ-директор. Этот подход лучше соответствует нашей общей структуре управления. На данный момент у меня в подчинении два департамента: департамент развития ИТ и департамент контроллинга ИТ.

АК: Сколько это человек?

ДА: У нас достаточно компактная и оптимизированная организационная структура, примерно 20 человек.

АК: Аналитики тоже там?

ДА: Да. С точки зрения развития ИТ - это стратегия и служба заказчика. С точки зрения управления операционной деятельностью ИТ - это контроллинг, согласование инвестиционных программ, крупных ИТ-проектов, и, в процессе исполнения проектов, конечно, контроль. При этом я являюсь куратором двух наших дочерних обществ: “Интер РАО - ИТ”, которое является владельцем всех ИТ-активов, и еще одной дочерней компанией-интегратора - это дочерняя компания Мосэнергосбыта, которая занимается разработкой и сопровождением производственных систем в области энергосбытовой деятельности, например, биллинг, CRM и так далее.

Блок информационных технологий был сформирован на базе команды Интер РАО - ИТ. По сути, функции блока выполнялись этими же людьми на протяжении последних лет, однако мы перешли к более четкому разделению службы заказчика и ИТ-сервисной компании. Безусловно, Интер РАО - ИТ, как основная сервисная компания, не стоит на месте. Появляются новые задачи, мы постоянно работаем над оптимизацией портфеля наших ИТ-систем и над новыми проектами, в том числе и в области импортозамещения. На данный момент одним из ключевых проектов по импортозамещению является замена платформы управленческого документооборота. Этот проект рассчитан на два года, и в результате этого проекта мы получим систему с достаточно развитым функционалом, полностью построенную на отечественных технологиях.

АК: То есть вы собираетесь менять систему целиком?

ДА: Нет, наша модель импортозамещения - это плавный реинжиниринг. Мы рассмотрели целый ряд отечественных систем электронного документооборота, но основная проблема в том, что для очень крупной компании замена системы документооборота - больной вопрос. В любом случае, замена такой система - это фактически новое внедрение. Поэтому мы идем по пути реинжиниринга, меняем интерфейс системы на более современный с обучением пользователей, а уже затем, незаметно для пользователей, будут меняться технические компоненты. Мы рассчитываем, что к 2018 году полностью перейдем на систему, построенную на отечественных технологиях, и полагаю, что мы сможем включить готовую систему в реестра Минкомсвязи и предложить ее рынку, до сих пор работающему на системах зарубежных производителей.

АК: Вы создаете ее совместно с кем-то? Или это внутренняя разработка?

ДА: Это почти полностью внутренняя разработка. Безусловно, мы будем привлекать и внешних специалистов, ведь переход на отечественную СУБД требует участия профессиональной компании. В остальном же, поскольку Интер РАО - ИТ была создана на базе разработчика документооборота, основные задачи будут решаться собственными силами.

Аналогичная история - тоже большой и значимый проект - это перевод биллинга физических лиц Мосэнергосбыта и других наших сбытовых активов на отечественные технологии. Текущая система биллинга построена на Oracle. Мы же строим систему для обработки всех расчетов за электроэнергию, а также за тепло и все остальные услуги ЖКХ. Этот проект практически полностью будет реализован другим нашим дочерним ИТ-предприятием  “Интегратор ИТ”. С учетом централизации бизнеса, унификации и стандартизации бизнес-процессов по всем энергосбытовым активам, с учетом того, что в Московской области мы сейчас обрабатываем расчеты за все услуги ЖКХ, мы создаем первый отечественный тиражный продукт по расчетам за ЖКХ, рассчитанный на крупные сбытовые компании. Мосэнергосбыт - это более семи миллионов бытовых потребителей, потому к системе предъявляются достаточно жесткие технические требования. Это очень важный проект с точки зрения импортозамещения - важный для области и всей страны, ведь расчеты за ЖКХ уже стали серьезной проблемой. И наша система будет едва ли не единственным отечественным решением в этом направлении.

АК: Какая у системы всеобъемлющего биллинга будет платформа?

ДА: Постгрес Профессиональный, теперь это отечественная СУБД. На базе Постгреса работает целый ряд высоконагруженных систем, взять хотя бы Яндекс.Почту. Истории о том, что Постгрес не может сравниться по производительности с Oracle - это скорее маркетинговый ход. Или, что тоже вероятно, вопрос профессионализма тех, кто занимается системой. У Постгреса в США также есть профессиональная версия, на которой работают крупные корпоративные заказчики. Даже если Постгрес отстает от Oracle на несколько лет, он остается зрелой, сильной, надежной платформой, пригодной для решения широкого спектра задач.

АК: Я, кажется, дошел до понимания того, что мешает нашим ИТ-директорам обратить внимание на отечественных разработчиков. В моем представлении, необходима уверенность в вендоре. И среди наших отечественных компаний есть сформировавшиеся команды, своя среда разработки, понимание потребностей рынка и прочие факторы, которые становятся для ИТ-директора достаточной базой, чтобы принять решение: играть с ними в эту игру или не играть. Мы можем привести в пример как молодые компании, так и достаточно известные на рынке. А что представляет из себя Постгрес? Представляют ли они из себя вендора в привычном для нас понимании этого слова?

ДА: Это сложный вопрос. Мы понимаем, что в России есть компании мирового класса, которые успешно работают и конкурируют на мировом рынке. Дело в том, что исторически сложилось две тенденции - разработка коммерческого софта и разработка софта через сообщество. Если взять Linux, то станет ясно, что Торвальдс написал это ядро практически в качестве хобби - а оно вдруг стало популярным. Есть и другие истории - хотя бы даже FreeBSD, которая и в 1995 году была уже достаточно зрелой и использовалась в тогдашнем интернете, как одна из основных серверных ОС.

АК: Конечно! Основой MacOS служит FreeBSD, никто этого не скрывает. :)

ДА: Да, для Apple настоящим прорывом стал переход из тупика девятой версии в десятую, на которой мы работаем до сих пор. Windows за это время прошел совсем другой путь, дойдя до десятой версии только сейчас. :)

О моделях. Лаборатория Касперского, ABBYY - классические примеры выхода на мировой рынок с сохранением российской структуры владения. Parallels и Acronis - примеры того же выхода, но с изменением структуры владения. Компании с российскими корнями, но не российские, они пошли нормальным путем разработки софта с прицелом на западный рынок. Luxoft - аутсорсинговая фабрика по производству заказного софта.

АК: Твоя личная степень доверия этим компаниям? Ждешь ли ты поддержки от прозвучавшего Постгреса? Пойдешь ли ты в AltLinux? Или сам соберешь продукт на open source, используя ресурс Интер РАО - ИТ и интегратора? Захочешь ли ты работать с проверенными компаниями, которым ты доверяешь?

ДА: От Лаборатории Касперского и от ABBYY я, как и все мировые заказчики, ожидаю такого же высокого уровня сервиса и поддержки, как и все остальные. Постгрес Профессиональный - новая компания, там есть хорошая команда ключевых разработчиков, есть модель EnterpriseDB, на которую они ориентируются. Безусловно, их рынок в Америке ограничен, но если учитывать наш отказ от западных продуктов и курс на импортозамещение - это очень перспективная компания.

Если ты помнишь июнь 2014, когда на мероприятии ФРИИ мы разговаривали с Президентом России, я сказал, что замещение технологий в нашей отрасли не может произойти мгновенно, это пять, семь, а то и десять лет. Поэтому то, что сейчас делает Постгрес Профессиональный, очень важно. Ведь в мире, по большому счету, есть две большие коммерческие СУБД - Oracle и Microsoft. Сейчас на этом рынке СУБД также пытается конкурировать SAP со своей HANA, сейчас в США идет крупный проект по переводу заказчиков с Oracle на HANA.

АК: Если отбросить разные нюансы, то термин «импортозамещение» подразумевает одно - чтобы деньги оставались в России. Это возможно. Мы это понимаем, создан реестр, в нем около тысячи программных продуктов. Но, все-таки, может быть, стоит говорить не только про деньги? И не столько про импортозамещение, сколько про опережение? Где мы реально можем уйти в отрыв? Может быть, даже используя отстающие технологии, чтобы достичь первенства?

ДА: В импортозамещении есть как минимум два момента. Первый - технологическая независимость от западных производителей. Пресловутый риск «красной кнопки». Второй - это, конечно, сохранение денег в стране. Я уже не говорю о вопросах вроде сохранения кадрового потенциала. Однако импортозамещение в формате СССР или КНР, по принципу «давайте скопируем передовые технологии» - достаточно слабый сценарий. Если ты помнишь, в СССР достаточно успешно скопировали первые мэйнфреймы IBM, и не только - вплоть до 286-х машин. На 386-е не хватило уже технического потенциала - просто чтобы разобрать чип. 

Получается тупиковый путь развития. За десятилетия, прошедшие с распада СССР, наше технологическое отставание только увеличилось - в том числе из-за «утечки мозгов», ведь огромное количество талантливых, квалифицированных специалистов уехали из страны.

Пытаться создать национальную ОС на сегодняшний день - задача из того самого сценария «догнать и перегнать». Китай и КНДР создали собственные операционки, но это не более чем копии ОС на open source, существующие только благодаря финансовой поддержке государства. 

Рынок операционных систем развивался в условиях коммерческой конкуренции. Именно поэтому Microsoft в последние годы повернулся лицом к Linux - ведь это зрелая операционная система, которая используется на множестве домашних и офисных компьютеров. Это очень хороший пример системы, развиваемой сообществом, которой удалось привлечь внимание и добиться успеха.

Создание закрытого государственного линукса, на мой взгляд - тупиковая история, пусть даже она и сработала в Китае. У КНР все-таки совсем другой путь государственного и экономического развития. Если мы будем пытаться продолжать идти по сценарию «догнать и перегнать», то мы лишим себя возможности создавать новые технологии и участвовать в мировом технологическом развитии.

Любой ИТ-продукт на сегодняшний день построен на сообществе потребителей, на сообществе разработчиков и на экосистеме партнеров. Продукт, который разрабатывался и поддерживался одной компанией, перестал существовать больше тридцати лет назад - эта модель перестала работать еще при СССР. Поэтому сегодняшняя модель - это те три слона, которых я перечислил.

АК: То есть опережение может случиться именно здесь?

ДА: Если ты помнишь, мы еще в 2007 году пытались рассуждать о том, возможна ли замена экосистемы Windows+Office на любую другую. Основная проблема, о которой мы тогда говорили, заключалась в следующем: для того, чтобы любая конструкция начала работать, нужна экосистема партнеров - те, кто будут внедрять продукт, сопровождать его, обучать пользователей и решать проблемы. Все, о чем мы говорили девять лет назад, остается актуальным и сегодня.

АК: Очень интересный пример - Китай. Начав с копирования, Китай по факту теперь занимается импортом технологий. Даже Mercedes-Benz отдал свой E-klasse на производство в Китай. Это импорт технологий в чистом виде, и мы наблюдаем его в реальном времени. С другой стороны, по всему миру все быстрее набирают обороты стартапы, на которые смотрит бизнес - и находит для себя что-то полезное, что позволяет сделать прорыв. С точки зрения стартапов - наше государство, как мне кажется, создало весьма благодатную среду - это и институты развития, и фонды, и просто инвесторы. Здесь, я считаю, все достаточно комфортно. Или ты считаешь иначе?

ДА: Поговорим о развитии и создании технологий. Технологии тоже развиваются в экосистеме. Американский прорыв в Кремниевой долине был связан именно с тем, что в районе Сан-Франциско образовался промышленный кластер нового поколения, в котором сконцентрировались старые технологические компании. Вокруг него образовался образовательный кластер, где начали готовить высококвалифицированных специалистов - люди, создавшие целый ряд известнейших технологических компаний, прошли через стажировку и работу в старых технологических гигантах. 

У нас сейчас есть АСИ, сконцентрированные на прорывных технологиях с планкой в 2035 год, ФРИИ, являющаяся механизмом поддержки перспективных стартапов, и Иннопрактика, создающая новую систему образования - ведь без появления новых квалифицированных кадров, готовых работать по-новому, технологический прорыв невозможен. И эта комбинация в перспективе 5-10 лет вполне может сработать.

АК: То есть все это делается правильно, как раз для обеспечения того самого опережения?

ДА: Это долгосрочный стратегический задел на будущее. Это те технологии, которые мы сейчас не можем даже назвать. Часть этих технологий «выстрелит», часть - нет, но главное - сделать этот шаг. 

Импортозамещение - это все-таки в первую очередь снижение риска зависимости от красной кнопки. А опережение - это участие в мировом технологическом развитии.

АК: Давай вернемся к нашему сообществу и юбилейному Конгрессу. Кстати, тема импортоопережения, как ты знаешь, является одной из ключевых и будет обсуждаться на Пленарном заседании. Скажи, чего ты ждешь от Конгресса?

ДА: Десять лет проведения Конгресса - это достаточно значимая веха. С одной стороны, пришло время подводить итоги, а с другой - пора планировать будущее. В первые годы Конгресса мы обсуждали обычные на тот момент тренды и технологии, но за последние пять лет наша отрасль для ряда сфер деятельности превратилась из поддерживающей и вспомогательной в определяющую возможности для развития и вообще - для существования бизнеса. Поэтому мы не можем сидеть на месте спокойно, и так или иначе переход от сопровождающей функции к инновационной важен.

Ни одно сообщество не может оставаться статичным. Меняются поколения профессионалов. Поколение, заставшее мэйнфреймы, большинству сегодняшних CIO кажется просто динозаврами или старцами, видевшими персонажей библейских историй живьем. Ну, или Ленина. :) 

В развитии технологий, на мой взгляд, есть два важных ориентира. Первый - это футурологические прогнозы Рея Курцвейла, которые в этом году начал популяризировать даже Герман Греф. Второй - классическая айтишная диаграмма «Цикл зрелости технологий» Gartner, построенная в виде набегающей волны. Те компьютеры и мобильные устройства, к которым мы привыкли, очень сильно изменятся в ближайшие десять лет. Мы начнем работать с чем-то другим, с чем-то новым. Или не начнем - тогда все знания и навыки, которыми обладают сегодняшние ИТ-директора, останутся востребованными еще десяток лет; такое тоже возможно.

Если начнут работать новые прорывные технологии, то взгляд на то, как мы обеспечиваем бизнес информацией, кардинально изменится. Роль CIO, как я всегда говорю, не в управлении технологиями - она в управлении информацией и преподнесении ее бизнесу. Давай представим себе, что в модели прогноза Курцвейла в ближайшие десять лет заработают нейросети, ИИ, нанороботы - чтобы мы будем делать со своими навыками внедрения инфраструктуры, ОС, офисных приложений, ERP? Все будет по-другому. 

Основной прогноз Курцвейла - точка, когда компьютер небольшого размера станет мощнее человеческого мозга. В этой точке поменяется парадигма, любого человека можно будет заменить компьютером на его рабочем месте. Как мы собираемся соответствовать этим новым вызовам? Что мы будем делать, когда интеллектуальные роботы смогут заменить рабочих на заводах? Как будет выглядеть мир?

Можем взять для примера маленькую китайскую компанию DJI, которой в этом году исполнилось десять лет. Ребята в первые годы делали простенькие авиамодельки на радиоуправлении. Потом они создали свой первый квадрокоптер, готовый сразу «из коробки» и не нуждался в сборке пользователем. Затем они подвесили к нему камеру GoPro на жестком подвесе, но быстро выяснилось, что видео с такого подвеса выходят ужасные. И они перешли к созданию стабилизированных подвесов - а это уже робототехника, как и сам стабилизированный коптер! Потом они поняли, что камеры не соответствуют ожиданиям, и объединили свои наработки в интегрированную систему. Все это - прекрасный пример того, как из радиолюбительской истории выросла компания, являющаяся сегодня одним из нескольких крупных инноваторов на рынке беспилотных систем.

Коптер - это способ подняться над поверхностью планеты и посмотреть на мир сверху. ИТ-директор в основном занят текущими проблемами бизнеса. Высота полета ИТ-директора невелика. Точно так же наш Конгресс - это способ взглянуть на мир вокруг другими глазами, с высоты птичьего полета, оценить, где мы находимся сейчас, какой путь мы прошли, и какой путь у нас еще впереди. Я думаю, что никто из приехавших на Х Конгресс не пожалеет об этом. Для нас ключевая вещь - актуальные в ближайшие три-пять-семь лет технологии. И мы ориентировали Конгресс именно на обсуждение этих технологий. Участие будет полезным для всех руководителей ИТ-подразделений - вы сможете принять участие в по-настоящему значимой дискуссии и завязать новые профессиональные контакты.

АК: Спасибо тебе за интервью! Увидимся на Конгрессе!

Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы соглашаетесь с условиями Политики в отношении обработки персональных данных и даете согласие на обработку персональных данных